Произошло ли реформирование банковского сектора?

Произошло ли реформирование банковского сектора?
Елена Колобкова, исполнительный директор НАБУ

За последние несколько лет с рынка выведено 93 банка. Сейчас они находятся в Фонде гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) - кто на ликвидации, кто с временной администрацией.

За этот период Фонд гарантирования выплатил вкладчикам более 65 млрд гривен. С 2012 года сумма достигла 80 млрд. Это гарантированные государством "успокаивающие" 200 тыс. гривен. Средства ФГВФЛ были заимствованы у государства под проценты.

Сегодня в Фонде находится активов на 80 млрд гривен. С середины прошлого года учреждение начало активно проводить торги через ProZorro. Надеемся, что в этом году пополнение Фонда гарантирования полноценно произойдет и через аукционы, а не только за счет банковских вкладов.

Нынче участниками ФГВФЛ являются 83 банка, которые работают на рынке. Когда банк вступает в Фонд, делается аудит. Происходит оценка всех активов, пассивов, выводится разница и затем разрабатывается план дальнейших действий. Если разница очень большая, то Фонд обязан обратиться в правоохранительные органы, поскольку нанесен ущерб, а бывшие владельцы банка обязаны вернуть эти средства ФГВФЛ.

К тому же имущество, которое сейчас оценено в 80 млрд гривен по рыночной стоимости, может быть продано за 50 или 60 млрд гривен. К сожалению, оценочная рыночная стоимость, и стоимость, по которой реализуют имущество, - это совершенно разные суммы.

Из-за низкого уровня защиты прав кредиторов и непривлекательный инвестиционный климат нет очереди желающих, которые стремятся прийти в Украину и что-то купить или во что-то инвестировать. Ведь инвесторы не понимают, как вернуть деньги, если они захотят уйти с украинского рынка.

В Украине очень низкий уровень расследования финансово-экономических преступлений. По статистике Фонда гарантирования, из четырех тысяч исков в суд попали только десять. Это ужасная статистика.

Спасая украинские банки, НБУ следует учитывать экономический смысл от реструктуризации. И на важную финансовую процедуру решаться стоит лишь тогда, когда государство от этого не пострадает. Надо действовать быстро, но в рамках законодательства. Это не должно быть популизмом или манипуляцией.

Понятно, что дела не ограничатся судами только в Украине. Дела пойдут дальше в другие инстанции. Но на пути к евроинтеграции Украина должна получить такой опыт, решить проблемы и вернуть долги.

Массовое банкротство банков связано с тем, что после кризиса 2008 года финучреждения перестали заниматься банковским бизнесом. Владельцы придумывали причудливые схемы, выдавая кредиты связанным лицам. У многих банков кредитный портфель связанных лиц превышал 80-90%. То есть брали кредиты, чтобы выдавать опять же кредиты и финансировать собственный бизнес. Банкопад, который прошел, - это была очистка системы от небанковских учреждений, которые имели банковскую лицензию. Закрывали банки в нескольких случаях - за нарушение законодательства и за несоответствие нормативам НБУ.

Банки изымали с рынка после диагностики и стресс-тестирования, когда показатели противоречили тем балансам, которые вырисовывал менеджмент. Несколько банковских учреждений лишились лицензии за нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга, за совершение противоправных операций. Даже было несколько случаев, когда владельцы банков решили просто уйти с рынка и стать финансовой компанией. Так как поняли, что то, чем они занимаются, не является банковской деятельностью.

Нацбанк за последние годы определил равные требования абсолютно ко всем банкам. Изменилось законодательное поле. НБУ ужесточил надзор за банковским сектором и осуществляет надлежащую диагностику.

Банковское сообщество поддерживает реформы, которые прошли в Национальном банке. Мы постоянно находимся в диалоге с НБУ относительно своевременности или объемов той или иной реформы. Сейчас банковская система функционирует, она капитализированная и высоколиквидна. У нее есть деньги и банки готовы их пустить на кредитование реального сектора.

Но здесь немного изменились условия. Например, в 2016 году с $3,2 млрд инвестиций в Украину $ 2,4 млрд это были инвестиции в банковский сектор. Это указывает на то, что владельцы капитализировали собственные банки. Нет ни одного примера бизнеса, который бы в таких масштабах капитализировал собственное дело. То есть изменилась конъюнктура рынка.

Проблема сейчас в том, что в парламенте находятся около 25 законопроектов, которые очень нужны банковскому сектору. За эти законы просто не голосуют. Например, законопроект о защите прав кредиторов или восстановления кредитования. Его уже трижды вносили в парламент и не хватает то шести, то четырнадцати голосов. Очень хорошо, что проголосовали за кредитный реестр. Законопроект сейчас находится у Президента. Мы ждем его подписания. Считаем, что в перспективе это приведет к снижению процентных ставок по кредитам и усилит риск-менеджмент в банках.