Подводные камни фермерского кредитования

Подводные камни фермерского кредитования
Елена Коробкова, исполнительный директор НАБУ
Сегодня аграрный сектор особенно важен для украинской экономики. Аргументов в поддержку этого тезиса больше, чем достаточно.

По итогам 2018 «аграрка» обеспечила 39 % поступлений от общего объема валюты в Украину. В прошлом году наша страна увеличила внешнеторговый оборот продукции аграрно-промышленного комплекса на 1,7 млрд долларов по сравнению с 2017 годом.


По данным авторитетных профильных изданий, только в январе-сентябре прошлого года украинский аграрный сектор освоил 45,3 млрд гривен капитальных инвестиций. И это на 7,7 % больше, чем за аналогичный период 2017 года.


По общим оценкам Национального банка Украины, доля агросектора в совокупном портфеле отечественных банков сегодня превышает долю отрасли во внутреннем валовом продукте. И больше половины всего объема агрокредитов — небольшого размера, то есть предоставлены малым и средним хозяйствам. Почему — понятно. Порядочность большинства малых и средних фермерских хозяйств привлекает банковский сектор. Особенно, если сравнить с некоторыми недобросовестными заемщиками в других отраслях экономики или с определенными проблемными агрохолдингами.


Но в то же время в истории с агрокредитованием не все так просто. Ведь сегодня «мелкому» фермеру взять потребительский кредит на телевизор значительно проще, чем кредит под развитие его бизнеса.


А «большой» фермер не спешит брать кредиты на развитие бизнеса, потому что боится, что инвестированные серьезные средства в арендуемую землю у него просто… отберут.

 

Выясняем, почему так случилось и какие перспективы на рынке агрокредитования сегодня.

 

Мы вас прокредитовали бы, но на этот раз никак


Банки заинтересованы в сотрудничестве с маленькими фермерскими хозяйствами, но из-за их непрозрачности часто не могут выдать кредит ни на посевную кампанию, ни на обновление техники.


Дело в том, что часто владельцы таких хозяйств тяготеют к продаже урожая за наличные, когда земля еще не оформлена. А что банк? Правильно, не может оценить реальных показателей бизнеса и получить «реальную картинку» по делам в хозяйстве.


А главное: сможет ли этот фермер вернуть то, что занимает?

Следующий не так критичен, но все же важный аргумент в пользу отрицательного ответа — отсутствие имущества для залога.


Так что, все плохо?


Нет, наоборот. Есть перспективы при условии решения ключевых проблемных нюансов.


Невысокая в среднем производительность небольших хозяйств является признаком значительного потенциала наращивания производства за счет инвестиций в технологии и качественные материалы. Поэтому в агросегменте малого и среднего бизнеса является скрытый и, главное, потенциально платежеспособный спрос на кредиты.


Но реализовать этот спрос в реальные кредиты — пока задача сложная и рискованная, если нет налаженных процедур оценки риска и урегулирования возможных проблем с такими специфическими клиентами.


Тем более, во время агрокредитования есть еще один риск, который не зависит от человеческого фактора.


Риски природного характера


И мы сейчас не только о засухе или наводнении. Стоит учитывать изменения климатических условий, которые постепенно вытесняют из определенных регионов традиционные культуры. С другой стороны, таким образом открывают возможности для выращивания экзотических, новых для данной местности культур.


Параллельно стоит отметить, что из-за таких климатических процессов данные о севообороте и урожайности теряют релевантность и это затрудняет прогнозирование деятельности и рисков.


Уже несколько лет подряд природные условия способствуют Украине собирать рекордные урожаи. Но один неудачный год может поколебать определенную долю хозяйств-заемщиков, а два подряд неурожайных года могут привести и к системным проблемам.


Достоверно спрогнозировать такой сценарий невозможно, но иметь «план Б» на его случай банки обязаны.


Что поможет?


Агрострахование


Смягчить последствия может эффективная система страхования. Мировая практика подсказывает нам, что наиболее действенные системы агрострахования создаются и функционируют при поддержке государств.


Но в наших реалиях рынок развивается фактически в одиночку, а потому «переварить» масштабные последствия возможных неблагоприятных природных условий ему будет трудно.


А это, безусловно, ограничивает потенциал «безопасного» наращивания кредитования агросектора.


Отмена моратория на продажу земли


Этот шаг может кардинально изменить ситуацию с агрокредитования на нашем рынке. В положительную сторону, конечно же.


Напомню, что в 2002 году на 1 год был введен мораторий. И вот уже 17 лет подряд он продолжается. Выполняет этот мораторий свои первоочередные цели? Объективно — нет. Серый рынок действует и создает мощный ряд неудобств.


Намерение отменить мораторий было даже подтверждено (хотя и не выполнено) украинскими властями в меморандуме о сотрудничестве с МВФ. Почему? Вопрос риторический.


Но если же ситуация все же изменится и легальный рынок заработает, мы закроем ряд вопросов, критических для относительно безрискового кредитования и стремительного развития хозяйств.


Именно отсутствие права собственности на землю делает рискованными и непривлекательными системные инвестиции в ее обработки. Зачем «закапывать» деньги в землю, если эффект от этих вложений проявится через годы, а землю кто-то может без труда забрать раньше, договорившись с несколькими арендодателями? Или еще и не так.


Вспомните только несколько последних скандалов, связанных с так называемыми рейдерскими захватами земли, которая находится в аренде. Но до конца непонятно… в чьей именно аренде.


Особый сезонный всплеск таких вещей происходит в тот период, когда гектары земли стоят с еще не собранным урожаем. Во время конфликта двух сторон зачастую ни правоохранители, ни другие ответственные органы не могут действовать достаточно оперативно. Как следствие — достаточно часто сторона, которой по праву принадлежит урожай, несет серьезные убытки.


Полноценное право собственности даст производителю значительно больше защиты по сравнению с арендой, и это радикально изменит приоритеты производителя и его отношение к земле, как к ресурсу. Меньший риск потери инвестиций будет способствовать росту спроса на кредиты для улучшения технологий и увеличение урожайности.


Параллельно землю можно будет использовать в качестве залога. Это не только уменьшит риски банков, но и даст возможность снизить стоимость кредитов агропроизводителям. Как?


Логика проста — сегодня потенциальные риски, то есть возможные потери от невыполнения заемщиками своих обязательств, банки закладывают в ставку. А если банк будет иметь в залоге землю, то его риски и ставка по кредиту будут ощутимо ниже. В итоге — выигрывают все участники процесса.


Когда отмена моратория откроет возможности агропроизводителям выкупать землю, которую они обрабатывают, это приведет к тому, что аграрии будут нуждаться в дополнительных финансовых ресурсах. Как следствие — увеличится спрос на агрокредиты.


Подводя итоги, обращу внимание на критически важный момент — реализованы все эти перспективы будут только при условии формирования прозрачного и эффективного рынка земли, участие в котором смогут принять и банки (как залогодержатели).


Сейчас необходимый для этого проект закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения разрабатывается правительством и должен быть принят до конца года.


Надеюсь, на этот раз земельная реформа не будет снова отложена на неопределенное время и позволит нам выйти на качественно новый уровень в отношениях с аграриями.


Параллельно необходимы определенные ментальные изменения (в частности это касается мелких и средних агрохозяйств) в наших фермеров — их деятельность должна быть максимально прозрачной, официальной и понятной для банков. Только тогда мы сможем качественно и комплексно изменить ситуацию с агрокредитованиям и в дальнейшем стремительно развивать стратегическую для Украины отрасль.