Что не так с новым концептом процедуры банкротства?

Что не так с новым концептом процедуры банкротства?
Елена Коробкова, НАБУ

Сейчас второго чтения ожидает законопроект о процедурах банкротства (№4409), содержащий деструктивные новшества. Банковское сообщество неоднократно акцентировало, что новеллы этого документа, подающиеся под соусом несущественных «технических» изменений в Кодекс процедур банкротства, являются абсолютно неприемлемыми и могут негативно повлиять на институт бизнес-кредитования. Потому найдутся ли те, кто захочет выдавать кредиты, понимая, что право получить свои средства назад фактически нивелировано на законодательном уровне?

Подробно разбираем новеллы законопроекта и демонстрируем, как они повлияют на процедуру банкротства в Украине. Также в очередной раз призываем депутатов учесть эти моменты и доработать документ ко второму чтению, чтобы не допустить возвращения старых схем в процедуру банкротства.

Предоставление права ликвидатору осуществлять продажу всего имущества банкрота в виде единого имущественного комплекса.

Эту историю мы уже проходили в контексте «старого» закона.

Фактически эта норма позволит выставлять на продажу в одном лоте недвижимость в центре Киева и объекты в зоне ООС. Некая уже ранее отработанная «схема» для уменьшения стоимости залогового имущества, затягивания процесса и максимального уменьшения спроса на это имущество. А также – осложнения поиска этого имущества посторонними для должника покупателями и отстранение от участия в аукционе заинтересованных лиц.

Проведение второго повторного аукциона с возможностью понижения начальной цены без определения граничной стоимости.

Помните истории о продаже имущества «за 1 грн» связанному с должником лицу? Так вот, это опять такая же «песня». Законопроект возвращает возможность прибегать и к этой схеме.

Распределение полученных ликвидатором средств между кредиторами только в случае достаточности средств для удовлетворения всех требований кредиторов одной очереди.

Невзвешенная и дискриминационная норма, направленная исключительно на обеспечение интересов арбитражного управляющего. Эта новелла не только затягивает процесс погашения требований кредиторов (фактически – блокирует возврат средств в экономику), но и вообще создает препятствие для погашения долгов. Поскольку в таком случае ежемесячно из средств, поступивших в ликвидмассу, арбитражный управляющий будет удерживать свое основное вознаграждение, то есть сумма полученных для кредиторов средств будет ежемесячно уменьшаться, а ликвидатор не будет заинтересован совершить все необходимые действия для поступления средств, достаточных для погашения всех требований кредиторов одной очереди.

Еще больше денег арбитражному управляющему.

Действующие нормы Кодекса уже предусматривают уплату дополнительных средств к основному вознаграждению от реализации залога в размере 3% от суммы реализации, которую банки-кредиторы считают справедливой и достаточной для мотивации.

Однако в законопроекте предлагается, чтобы основное ежемесячное вознаграждение арбитражных управляющих покрывалось еще и за счет средств от продажи залога. То есть, чтобы фактически за все платил обеспеченный кредитор, который сегодня не имеет права голоса в комитете и на собрании кредиторов (только совещательный), не может влиять на смену ликвидатора или на оценку его действий (в том числе не может голосовать при утверждении отчетов по вознаграждению арбитражного управляющего). Кроме того, оплата независимо от результативности деятельности арбитражных управляющих в конкретной процедуре и от продолжительности самой процедуры.

Если это новшество законопроекта будет принято, то из стоимости залога может взиматься и 50%, и даже 100% вознаграждения, а залоговый кредитор не получит ничего. В частности, на сегодняшний день вознаграждение арбитражного управляющего за год составляет 216 тыс. грн. То есть, если стоимость залога будет около 200 тыс. грн и она будет реализована через год, то обеспеченный кредитор не получит ничего – вся сумма от продажи имущества будет направлена на оплату вознаграждения арбитражного управляющего.

На практике изменения приведут к тому, что арбитражные управляющие не будут заинтересованы в скорейшей реализации имущества банкрота, ведь чем дольше продлится процедура продажи залогового имущества, тем больше основного вознаграждения они смогут получить.

То есть по факту арбитражный управляющий будет получать деньги просто как «абонплату» за его пребывание в деле, а не за выполненную работу или полученный результат. Почему же тогда такое «вознаграждение» не получают адвокаты, нотариусы и другие самозанятые лица?

Выплата основного вознаграждения арбитражному управляющему «за счет средств кредиторов» в случае, если процедура продолжается после окончания авансированных заявителем средств.

Такая норма никоим образом не будет способствовать ускорению процедур банкротства, поскольку не предполагает учета показателей эффективности и результативности работы арбитражных управляющих, не ограничивает возможности возложения основной награды на кредиторов какими-либо сроками продолжительности процедуры банкротства. И давайте учтем, что на практике фактическая продолжительность процедур банкротства в несколько раз превышает определенные Кодексом сроки. И в таком случае, несмотря на значительную продолжительность процедуры и отсутствие имущества у должника, то есть отсутствие результата работы, арбитражный управляющий взимает с кредиторов в свою пользу деньги.

Следует учесть, что «кредитор должника», на которого законопроект возлагает обязанность оплачивать вознаграждение арбитражного управляющего, – это не только банк, но и кредиторы, которым задолжали заработную плату, алименты, или которым должник возмещает вред, причиненный увечьем или иным повреждением здоровья, и т.д. Это все убедительно демонстрирует несостоятельность предложенного законопроектом подхода возложения на кредитора как лицо, уже понесшее убытки от неплатежеспособности должника, дополнительного бремени, особенно учитывая то, что согласия таких кредиторов на участие в деле в отдельных случаях никто не спрашивает.

Такое безусловное, обязательное и не ограниченное любыми сроками возложение на кредиторов обязательства уплатить ежемесячное вознаграждение арбитражному управляющему отнюдь не будет стимулировать его завершить работу.

Платят ли людям зарплату за то, что они просто такие прекрасные есть? Почему так должно происходить с арбитражными управляющими? И почему эти расходы опять должны ложиться на пострадавшую сторону, на тех, кому не возвращают долги? Почему инициаторы законопроекта не рассматривают такие варианты, как, например, возложение обязанности оплаты вознаграждения арбитражного управляющего на владельца должника? Почему единственной константой в законопроекте остается потребность обеспечить арбитражного управляющего доходами при отсутствии реальной пользы как для общества, так и для кредиторов, от дел, в которых у должника отсутствуют активы?

Отмена действующей нормы Кодекса, что делает невозможным переход к процедуре санации без наличия одобренного комитетом кредиторов и обеспеченными кредиторами плана санации.

Новшество чревато значительным риском злоупотреблений, необоснованного затягивания сроков процедуры и утверждения судом плана санации, не одобренного кредиторами. Нецелесообразно предоставлять полномочия суду в утверждении плана санации без проверки факта его одобрения кредиторами.

Возвращает «схему» использования процедур санации в ущерб кредиторам, существовавшую во времена действия «старого» Закона о банкротстве и используемую для злоупотреблений. В частности, любое юридическое лицо, действующее в интересах должника или связанных с ним лиц, без реальных намерений и финансовых возможностей предлагало суду принять участие в санации, и, как следствие, вводилась процедура санации. Однако в дальнейшем план санации не разрабатывался или его условия были крайне невыгодными кредиторам. В то же время весь этот период (длившийся годами) должник использовал активы в хозяйственной деятельности без погашения кредиторам любых долгов.

Назначение распорядителем имущества и управляющим реструктуризацией арбитражного управляющего, кандидатура которого предложена инициирующим кредитором или должником – физическим лицом.

Новшество полностью нивелирует независимость арбитражного управляющего и ставит других кредиторов и должника в уязвимое положение из-за высокого риска предвзятости арбитражного управляющего в самом начале процедуры банкротства.

Кроме того, создает коллизии с другими нормами Кодекса (в частности, о том, что независимость арбитражного управляющего гарантируется особым порядком назначения; о конфликте интересов; оснований для отказа в назначении арбитражного управляющего, если такое лицо является связанным с должником).

И напоследок. Да, все мы люди. Да, иногда оказываемся в непредвиденных обстоятельствах. Да, мы не всегда можем рассчитать собственные силы. И в контексте выплат по кредитам – тоже. Именно для таких сложных ситуаций и существует процедура банкротства, которая должна выглядеть здоровым компромиссом между интересами должника и кредитора. Зато законопроект №4409 в том виде, в котором он существует сейчас, предлагает нам вернуть старые схемы и значительно уменьшить объемы возмещений кредиторам в процедуре банкротства, и, как следствие, объемы кредитования, столь необходимого для постковидного периода восстановления экономики.

Как известно из международных рейтингов, кредиторы банкрота в Украине могут рассчитывать только на небольшое возмещение – 9 центов с 1 доллара – и многолетнюю тяжбу. Чтобы вернуть свои средства, кредиторы в среднем должны потратить около трех лет и оплатить расходы, связанные с процедурой банкротства и продажей имущества должника, которая может превышать 40% стоимости имущества.

Надеемся быть услышанными законодателями и работаем дальше!