Неработающие кредиты являются угрозой финсектора

Неработающие кредиты являются угрозой финсектора
Елена Коробкова , исполнительный директор НАБУ

Тенденции к восстановлению кредитования есть, но за пределами потребительского сектора они слабы. Это обусловлено соответствующей экономической и правовой средой, - считает исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова. Собственными выводами и предостережениями она делится в своем блоге на сайте издания "Новое Время".

 

В украинских банках заморожено кредитов на 588 млрд грн. 56% всех существующих займов в Украине признано неработающими. В 2018 году это станет одной из основных угроз устойчивости финансового сектора.

 

Подводя итоги 2017 года, Национальный банк признал, что Украина стала рекордсменом мира по доле неработающих кредитов, которые сосредоточились в наших банках. Цифры действительно впечатляют: еще в начале года объем проблемных кредитов составил 444 660 000 000 грн. А уже к ноябрю эта сумма выросла на 143 800 000 000 грн - до 588 460 000 000 грн. Несмотря на впечатляющие и даже фаталистические цифры, на самом деле ситуация сегодня более контролируема, нежели год назад.

 

По своей природе подавляющее большинство этих кредитов принадлежит корпоративному сектору и тянется еще со времен финансового кризиса 2008 года. Со времен, когда займы преимущественно выдавались в валюте и конвейером, то есть без глубокого просчета кредитного риска и надлежащего определения стоимости залогового имущества, которое нередко было довольно сомнительным. Как показала практика, появление снежного кома под названием NPL (Non-performing loan - неработающий кредит) это не столько следствие девальвации, всепожирающей инфляции и стагнации экономики, сколько дырявого законодательства. Оказалось, что не возвращать кредиты в Украине, благодаря нашим "лояльным" судам и многочисленным законодательным коллизиям, может быть значительно выгоднее, чем возвращать. И речь идет вовсе не об обычных украинцах, которые до последнего тянулись, чтобы выплатить свои валютные займы по ипотеке.

 

Большие объемы неработающих кредитов сосредоточены в государственных банках (без учета Приватбанка), длительно политическими элитами воспринимались как бездонный карман для безвозвратного финансирования своих бизнес проектов. По данным НБУ на 1 ноября доля NPL в их портфелях составляет 56%. Нередко по такому же принципу действовали акционеры некоторых частных банков, преимущественно украинской прописки. Например, неработающие кредиты занимают 87% в портфеле сейчас государственного Приватбанка. В банках, входящих в иностранные банковские группы, этот показатель составляет 45%, с частным украинским капиталом - 25%.

Тем не менее, сегодня подавляющее большинство финансистов и аналитиков убеждены, что уровень проблемной задолженности стабилизировался и происходит постепенная реструктуризация и списание NPL. Банки сформировали достаточные резервы под проблемные активы и рынок начал демонстрировать прибыль. Однако консервация проблемы не означает ее решения и мы это прекрасно понимаем.

 

Большие надежды по уменьшению объема токсичных активов мы возлагали на закон «О финансовой реструктуризации», который начал действовать в октябре прошлого года. Он базируется на лучших мировых практиках - Стамбульском и Лондонском подходах.

 

Совместными усилиями ЕБРР и НАБУ обеспечили практическую возможность реализации этого Закона - разработали все нормативные документы, создали Секретариат и технически обеспечили его работу.

 

Однако, Закон не работает достаточно эффективно. По факту, на данный момент,  начато только 9 процедур, из которых 6 завершено. В денежном выражении всего процедур открыто более чем 8 млрд грн, из них успешно реструктуризировано задолженности на сумму 5160000000 грн. До сих пор в работе находится около 2850000000 грн.

 

Однако, это совсем не те объемы, которые позволят экономике Украины качественно решить проблему NPL в корпоративном сегменте и восстановить работу потенциально жизнеспособных предприятий.

 

Вместе с экспертами и банками мы разработали законопроект, предусматривающий создание нового вида финансовых учреждений - компаний по управлению задолженностью. Учредить такую ​​компанию сможет любой человек, в том числе государство. Законопроект предлагает установить минимальные требования и прозрачные правила деятельности для инвесторов. Такая компания будет заниматься обработкой с должником добровольного погашения долга или возьмет на себя управление его имуществом и, соответственно, распоряжением прибыли. Также законопроект предусматривает добровольную реструктуризацию с возможностью частичного прощения долга.

 

Важно, что доход должника-физического лица, полученный от реструктуризации или прощения долга до 2023 года облагаться не будет, что будет стимулировать не медлить с урегулированием долга. В то же время, отдельные положения проекта требуют дополнительного обсуждения. По нашему мнению выдвинуто высокие требования к компаниям по управлению задолженностью. Согласно проекту Закона такая компания должна быть акционерным обществом с уставным капиталом не менее 30 млн грн, что может осложнить доступ инвесторов к этому рынку. При этом отсутствие запрета для таких компаний консультировать одновременно кредитора, должника и потенциального покупателя закладывает риск конфликта интересов в их деятельности.

 

Планируется, что законопроект будет зарегистрирован в парламенте уже в начале нового 2018 года. Его принятие, в случае решения проблемных моментов, создаст прозрачные и инвестиционно привлекательные условия правового регулирования для покупки и управления проблемными кредитами. Введет гибкий рыночный инструмент для урегулирования задолженности. Усовершенствует правила замены кредитора, обеспечит единое понимание на рынке. Вследствии, Украина получит надлежащие условия для развития полноценного рынка вторичных финансовых активов. Сможет привлечь реальные инвестиции в экономику и восстановить полноценное кредитование населения и реального сектора экономики. И конечно же предоставит должникам возможность выгодно реструктурировать долги.

 

Без принятия законов, которые внесут радикальные изменения в сферу NPL не произойдет. Но имея негативный опыт, когда важные для рынка законопроекты годами гуляют по коридорам парламента, мы уже пытаемся улучшить ситуацию, в том числе подзаконными актами. НАБУ неоднократно направляли в Министерство финансов обобщающие налоговые консультации. Их принятие может решить проблему неоднозначного подхода и, соответственно, исключить риски негативных налоговых последствий при урегулировании неработающих кредитов. Возможно также совершенствования порядка внесудебного взыскания на недвижимое имущество.

 

Тенденции к восстановлению кредитования есть, но за пределами потребительского сектора они слабы, что продиктовано соответствующей экономической  и правовой  средой.

 

Некоторые налоговые факторы, блокировали возобновление кредитования, будут нивелированы благодаря недавно принятым изменениям в Налоговый кодекс. В основном, они касаются учета резервов под проблемные активы в объекте налогообложения, а также отсутствия налоговых последствий прощения долга. Простыми словами - с 2018 года будет отменено "налогообложения убытков" банков. Эти изменения стали возможными благодаря совместным усилиям банковского сообщества, которую представляет НАБУ, Всемирный банк и НБУ.

 

Сильным толчком для банков станет решение проблемы защиты прав кредиторов. Соответствующий законопроект уже в третьей редакции пока безрезультатно бродит по коридорам парламента, начиная еще с 2015 года.

 

Отдельное предостережение - искусственные драйверы в виде массированных программ стимулирования кредитования через государственные банки могут быть опасны для банковской системы, государственных финансов и экономики в целом, поскольку это приведет к искажению конкуренции на банковском рынке, накопление рисков и возможности структурных искажений в отдельных секторах и отраслях экономики .