Е-гривня, е-доллар и е-юань: какие перспективы у цифровых нацвалют?

Е-гривня, е-доллар и е-юань: какие перспективы у цифровых нацвалют?
Олена Сосєдка, голова Наглядової ради ConcordBank, засновниця відкритої фінтех-екосистеми Concord Fintech Solutions

Но что КНР и другим странам даст создание е-денег? Попробуем в этом разобраться.


В январе 2021 года стало известно, что Народный банк Китая провел очередной успешный тест своего цифрового юаня. На этом этапе работоспособность китайского варианта DCEP (Digital Currency Electronic Payment) протестировали в банкоматах города Шэньчжэнь. Клиенты центробанка могли обналичить свои цифровые деньги или же наоборот конвертировать наличку в цифру.  

Этот эксперимент стал очередным шагом к реализации большого плана КНР по внедрению цифрового юаня в оборот, которое запланировано на 2022 год. Как раз к началу Олимпийских игр в Пекине. В декабре 2020 года власти КНР подключили к тестам ИТ-гиганта JD.com, на торговых площадках которого также «обкатали» е-юань в интернет-транзакциях. Еще раньше, осенью прошлого года, 50 тысяч жителей провинции Гуандун потратили почти $1,5 млн в новой цифровой валюте в 3 389 магазинах, которые приняли участие в тестировании. Судя по взятому Китаем темпу, цель внедрить полноценное использование цифрового юаня до 2022 года будет достигнута. Но что КНР и другим странам даст создание е-денег? Попробуем в этом разобраться. 

Мир и Украина в контексте цифровизации валют 


Вот уже несколько лет тема цифровых национальных валют обсуждается на уровне правительств и национальных банков. КНР, очевидно, находится в лидерах в этом марафоне и ближе всех к созданию цифровой нацвалюты. Другие страны тоже стараются не отставать от этого тренда. О планах перейти на «цифру» заявляла 
Швеция, у которой уже сейчас в общем денежном обороте используется меньше 2 % налички. Поэтому для них переход на цифровые деньги вообще абсолютно логичен.  

К диджитал-валюте готовится и Канада. Совсем недавно Федеральная резервная служба США начала работу над созданием цифрового доллара. Россия осенью этого года представила концепцию цифрового рубля. Большинство стран уже прошли стадию «отрицания» и перешли на стадию «принятия» цифровых валют.  

Что касается Украины, то мы тоже находимся в одном контексте с миром, хотя и уступаем по скорости разработки своей цифровой валюты тем же Китаю и Швеции. Тем не менее, еще в 2016 году НБУ создал исследовательский проект, который занялся изучением возможного внедрения е-гривны. Через 3 года появились первые результаты: было выпущено ограниченное количество е-гривны, которую протестировали рабочие группы и волонтеры. Да, на практике это скорее всего не выглядело как нечто масштабное. По сути, тест заключался в переводе «ограниченного количества цифр» с одного компьютера на другой, который, вероятно, находился в том же помещении. Но с точки зрения понимания технологии и ее работоспособности это важный шаг.  
 

Также Минцифры недавно к этому направлению подключило Stella Development Foundation (SDF) – неприбыльную организацию, которая работает в сфере криптовалюты. Сотрудничество предусматривает прежде всего совместную разработку в Украине рынка виртуальных активов, но также планируется и кооперация по созданию цифровой гривны. Так что мы как страна движемся в общем фарватере тренда по созданию цифровой национальной валюты. Хотя, на мой взгляд, и недостаточно быстро. 

Зачем вообще нужна цифровая валюта?   


Чтобы ответ был более полным, к этому вопросу необходимо также добавить следующий: «Почему страны больше не устраивают обычные фиатные средства?»
 

Во-первых, как гласит поговорка: «Мы это делаем, потому что можем». Похоже, именно она частично иллюстрирует мотивацию Швеции. Сейчас в этой стране наличка составляет совсем малую долю всего оборота и шведы действительно серьезно работают над тем, чтобы полностью отказаться от бумажных банкнот. Сейчас в Европе они к этому ближе всего. Забавно, что именно Швеция стала первой страной на континенте, которая эти самые бумажные деньги и ввела в обращение.  

Но если рассуждать о необходимости внедрения цифровых валют более широко, то здесь два главных направления: экономическое и политическое.  

Экономическое направление. Цифровые валюты, во-первых, дешевле фиатных с точки зрения эмиссии: не нужно тратиться на спецбумагу с водяными знаками, печать, другие средства защиты банкнот. Хотя это, конечно же, далеко не основная причина.  

Главное преимущество – это реальное ускорение и удешевление платежей, которые можно будет проводить с минимальной комиссией и минимальным количеством посредников. Эти факторы способны не только увеличить объемы транзакций, но и повысить уровень ВВП стран. Что для многих после коронакризиса весьма актуальная проблема.  

Политическое направление. С политической точки зрения для государств переход на цифровую нацвалюту станет шагом к «дедолларизации» своей экономики, а также большей финансовой независимости. О чем конкретно идет речь? Например, какая-то страна не хочет «светить» своими торговыми сделками на международном рынке, где правила диктует доллар. Причины такой скрытности могут быть разными: от международных санкций, под которыми может находиться государство, до торговой войны (это я о кейсе Китая и США, если что). Наличие собственной цифровой валюты, которую не могут отслеживать другие страны, развязывает им руки. Можно торговать с партнерами, которые не будут опасаться получить «бан» за сотрудничество с нежелательными странами.  

Цифровые валюты для «внутреннего пользования» 


Кроме внешнеполитических, цифровые нацвалюты решают и много внутренних задач. Так как государство контролирует цифровую валюту, оно получает самую полную информацию о финансах своих граждан и может отследить движение каждой денежной единицы. 
 

Для государства также один из мотиваторов развивать и внедрять электронную валюту – это упрощение сбора налогов с граждан. По некоторым прогнозам, государственная «цифра» за счет своей централизованности позволяет обеспечить чуть ли не 100 % сбор всех налогов.  

Есть и хорошие новости: работает это и в обратную сторону. Например, для адресной помощи населению. Ее смогут получать именно те люди, которые в ней действительно нуждаются. Опять же благодаря наличию сведений о средствах на счетах у граждан. Также цифровые валюты окажут существенное влияние на коррупцию: контролирующие органы смогут видеть, сколько конкретно ушло на строительство какого-нибудь объекта, а сколько – в карман коррумпированному чиновнику или его окружению.  

В чем главные опасности цифровизации национальных валют? 


Последние несколько лет мы наблюдаем как тональность центробанков разных стран по отношению к цифровым валютам изменилась с негативного на более позитивный. Но у скептиков все еще сохраняется к ним высокий уровень недоверия. Главной причиной своей нелюбви к «цифре» они называют недостаточную безопасность электронных кошельков, которыми будут пользоваться обычные граждане. Технологически предполагается, что сами кошельки будут аппаратными. Проще говоря, будут храниться вместе с е-деньгами непосредственно на смартфоне. Но угрозы все же действительно существуют. Например, мошенник, если он работает непосредственно внутри системы, может получить доступ к реестрам и попытаться украсть средства. Либо у человека физически украдут телефон и выведут с него деньги. Что, впрочем, сейчас вполне реальная ситуация и без внедрения электронных денег. 
 

Но чаще всего, по моему мнению, причиной обмана будет все же социальная инженерия. И на то есть одна большая причина – общий уровень технической грамотности в обществе остается на недостаточном уровне. Именно незнание и неосведомленность людей развязывают руки разного рода мошенникам, которые гарантированно будут пользоваться различными приемами, чтобы выманить деньги у своих жертв. Очевидно, что в ход пойдут все возможные подходы: от простых и очевидных до самых креативных.  

Здесь странам, которые интегрируют цифровые нацвалюты, придется уделить особое внимание информированию своих граждан о правилах использования электронных денег и поднятию общего уровня техграмотности людей. 

Защититься от мошенников поможет и адаптация законодательства под новые реалии. Если мошенники будут гарантированно получать наказание, а украденные средства – возвращаться владельцам (благо, централизация валюты позволяет их беспроблемно отследить), то и скама будет существенно меньше.   

Кроме проблем безопасности, остается вопрос реализации необходимой для хождения цифровой валюты технической инфраструктуры. Перед центральными банками здесь два пути. Первый – передать все платежные функции посредникам: финтех-компаниям и коммерческим банками, а самим остаться в качестве регулятора. Но в этом случае функционал центрального банка будет значительно ограничен. Центробанки это понимают, а потому воспринимают такой вариант без особого энтузиазма.  

Второй путь – самому стать технологичным инструментом, который самостоятельно обеспечит все инфраструктурные потребности для адекватной работы цифровой валюты. Однако для этого нужно подготовить не только «железо», но и штат узкоквалифицированных сотрудников, которые будут поддерживать работу всей системы. И это правда очень серьезный вызов для ЦБ во многих странах. Нужно понимать, что банковская инфраструктура – сфера очень традиционная и не особенно мобильная. Адаптировать ее под новые условия – задача, безусловно, амбициозная, но вместе с тем и очень трудоемкая.
 
 

Впрочем, пандемия коронавируса в значительной степени ускорила этот процесс. Согласно исследованиям, количество публичных заявлений от представителей ЦБ о CBDC за время эпидемии увеличилось. Кроме того, многие люди осознали опасность наличных денег, которые могут переносить вирус, и все больше переходят на бесконтактные оплаты. И если раньше реальный массовый запуск цифровых валют был вопросом следующих 5 лет, то из-за коронавируса этот период сократился до 2–3 лет. И с их приходом в повседневную жизнь мы все станем свидетелями того, как сильно изменится мировая финансовая система.  


LIGA.NET