Миссия МВФ: техническая или последняя?

Миссия МВФ: техническая или последняя?
Роман Шпек, глава Совета НАБУ

На этой неделе в Киеве начала работу техническая миссия МВФ. Ее цель - обсудить ключевые задачи программы реформ в Украине, статус их выполнения. Но есть ли Украине что показать? Большая часть структурных маяков, давно установленных и отсроченных почти год назад, до сих пор в стадии реализации.


Одно из немногих законодательных достижений - закон о приватизации - был принят лишь недавно и еще не начал работать. Украинский опыт свидетельствует, что между законом и его применением может быть пропасть, особенно в таких принципиальных темах.


Не решен вопрос деполитизации цены на газ для населения. Окончательный переход к автоматическому пересмотру цены по формуле был предварительным условием получения Украиной четвертого транша кредитной программы EFF.


За последние месяцы Украина сделала все, чтобы разрушить веру в деполитизацию цены на газ. Руководство страны до сих пор высказывает мнение о том, какой должна быть цена на этот товар.


Это происходило при многих программах МВФ и при многих правительствах и каждый раз приводило к разбалансировке государственных финансов, денежной эмиссии и усилению девальвации гривны. Наивно полагать, что эту тему удастся забыть в 2018 году.


Не меньшая проблема - превращение борьбы с коррупцией в публичный фарс. Ведущие акционеры МВФ не раз откровенно выражали свое отношение к этим процессам. Почему же мы ожидаем, что фонд будет относиться к ним иначе?


Финансовые круги имеют два сценария для Украины: с МВФ и без МВФ.


Все знают, какой объем выплат по государственному внешнему долгу ждет Украину в 2019-2020 годах.


Все знают, что единственный, кто предлагал Киеву деньги для рефинансирования многомиллиардных долгов - это МВФ.


Все знают, что "поезд отходит": программа МВФ заканчивается, а в быстрое принятие новой программы в избирательный 2019 до формирования нового правительства может поверить только неизлечимый оптимист.


Хотя в пессимиста больше шансов, ведь экстренные программы спасения от финансового кризиса принимают гораздо быстрее.


Все понимают, что для принятия финансовых решений по Украине в случае реализации пессимистического сценария никто не будет ждать, проверяя, сколько мы протянем без рефинансирования от МВФ. Не говоря о знаке равенства между отсутствием реформ и отсутствием перспектив.


Тревожит, что последние события в экономике могли усилить самообман украинской власти.


Цены на черные металлы высоки, однако никто не задумывается, как при таком улучшении ценовой конъюнктуры и слабой базе сравнения наша экономика растет всего на 2-3%? Такой "экономический подъем" больше напоминает фиаско, и даже страшно представить, что будет в случае ухудшения ситуации на мировых рынках.


Еще один пример. В последнее время гривна существенно укрепилась благодаря притоку средств портфельных инвесторов из-за рубежа в государственные облигации. Однако лучше говорить не укрепилась, а вернулась к уровню октября-ноября 2017 года, который существовал до большого выброса бюджетных средств на рынок в конце 2017 года.


Ценой этого укрепления гривни является повышение учетной ставки. Самое главное - портфельные инвесторы могут в любой момент уйти с украинского долга в иностранную валюту, и это рано или поздно произойдет в случае сценария "без МВФ".


В Украине часто говорят о победе там, где еще нужно много работать. Жаль, что приезд технической миссии МВФ, скорее всего, запишут в перечень побед и воспримут как неправильный сигнал: "Можно и дальше не выполнять обязательства, они все равно приедут".


Они приедут, но им до сих пор нечего сказать своим акционерам для принятия положительного решения в отношении Украины. Нужно использовать этот визит для быстрого поиска компромисса, ведь украинская экономика выборами не заканчивается.


Без положительных решений растут инфляционные и девальвационные риски, что может спровоцировать политические риски не только для отдельных лиц, но и для всей страны.


Принятие новой программы сотрудничества с МВФ возможно только после парламентских выборов и формирования нового правительства, то есть весной 2020 года. Это слишком поздно, если не удастся обеспечить финансирование в 2018 году.