За инфляцию отвечает не только центральный банк

За инфляцию отвечает не только центральный банк
Роман Шпек, председатель Совета НАБУ
Начался новый год — год надежд на лучшее, а пока ничего не меняется. В январе НДС не возмещался вообще, а в первые дни февраля в финансовой системе появились большие суммы возмещения — и снова колебания на валютном рынке.

В 2016 году состоялся давно ожидаемый переход монетарной политики Украины на основополагающий принцип инфляционного таргетирования.

Национальный банк Украины весной 2016 года, когда инфляция составила около 30%, решительно заявил о переходе на режим таргетирования изменения с целевым диапазоном на первый год 12% ± 3%.

Помню, как много было высказано скептицизма и критики относительно нового монетарного подхода. Однако для Украины не предлагалось ничего другого, кроме режима таргетирования обменного курса, который уже несколько раз доказал свою губительную силу создания кризиса в Украине.

И вот имеем результат: несмотря на мощное повышение административно регулируемых тарифов, на что НБУ почти не влиял, и на в целом сложные экономические условия, рост индекса потребительских цен к концу 2016 года замедлился до 12,4%, то есть фактическая инфляция "попала в яблочко" заявленной цели.

Как известно, инфляционная цель для конца 2017 года составляет 8% ± 2%. То есть целевой диапазон стал существенно ниже и уже. За последние десять лет средний показатель инфляции в Украине составил 14,6%, поэтому заявленная цель инфляции для нашей страны является исторически низкой.

При этом курсообразование на валютном рынке остается свободным (в отличие от искусственного удержания курса в 2012-2013 годах, когда Украина обманывала сама себя нулевой инфляцией и большими долгами), а тарифы на административно регулируемые услуги по-прежнему растут.

Национальный банк Украины в тяжелое для экономики время решительно взял на себя ответственность за инфляцию. Для этого был использован лучший мировой опыт, в том числе тех стран, которые много лет страдали от высокой инфляции, а сейчас являются гораздо более стабильными.

Только что НБУ обнародовал обновленный прогноз инфляции на 2017 год. Его повышено с 8% до 9,1%. Здесь стоит отметить, что не нужно путать инфляционную цель (таргет монетарной политики) и инфляционный прогноз (научную оценку наиболее вероятного значения экономического показателя инфляции).

Инфляционная цель НБУ на 2017 год остается прежней (8% ± 2%), однако аналитики центрального банка в настоящее время считают, что фактический показатель скорее всего будет в верхней части этого диапазона.

Национальный банк выражает готовность и в дальнейшем отвечать за инфляцию в Украине, что является основной составляющей макроэкономической стабильности. Однако инфляция является составным феноменом, факторы которой имеют и монетарную и немонетарную природу.

Такие немонетарные факторы, как существенная коррекция административно регулируемых тарифов, лежат вне пределов влияния центрального банка. Он вынужден учитывать их в прогнозах и инфляционных целях. Именно учитывая это, для выхода на среднесрочную инфляционную цель 5% ± 1% был взят трехлетний переходный период.

Но и не все монетарные факторы находятся под полным контролем Нацбанка. Например, НБУ повысил прогноз инфляции на 2017 год из-за внедренной инициативы правительства удвоить в начале года минимальную заработную плату.

Логика обновления прогноза очевидна: дополнительные доходы в низком сегменте будут создавать инфляцию спроса на массовые товары, а дополнительные расходы бизнеса на фонд оплаты труда увеличивать себестоимость.

Однако представляется, что соответствующее правительственное решение в конце 2016 года было принято не только без согласования с НБУ, но и без его предварительного информирования об этой инициативе. Если бы накануне был настоящий межинституциональный диалог, мы бы не увидели странной публичной дискуссии о последствиях этого решения.

В развитом мире центральный банк и министерство финансов тесно сотрудничают. Это залог макрофинансовой стабильности, ведь монетарная политика не может быть независимой от фискальной.

В Украине же, несмотря на стабилизацию фискальной политики (поддержка первичного профицита госбюджета, отказ от внебюджетного дефицита "Нафтогаза"), эта фискальная политика время от времени подкладывает "свинью" монетарной политике. Конечно, это происходит не намеренно, но результат от этого не меняется.

Уже второй год подряд более половины годового бюджетного дефицита формируется под конец года, приводя к выбрасыванию больших объемов гривны на рынок. Так, в 2016 году общий годовой дефицит сводного бюджета составил 55 млрд грн, в том числе в декабре — 45 млрд грн. Вспомним и 2015 год: годовой дефицит сводного бюджета составил 31 млрд грн, дефицит в декабре — 51 млрд грн!

В частности, в декабре 2016 года бизнес получил 16 млрд грн возмещения НДС, тогда как среднемесячные объемы за 11 месяцев 2016 года составляли 7 млрд грн.

Как следствие, мотивация для экспортеров продавать валюту в декабре упала на пол. И все это на фоне сложной, ответственной ситуации с национализацией крупнейшего банка страны! В результате получили существенные осложнения на валютном рынке, за которые уже почему-то отвечает не правительство, а центральный банк.

Могло ли правительство осуществить выплаты раньше? Конечно, могло.

Остатки на едином казначейском счете держались высокими, а на конец ноября 2016 года там сосредоточили 28 млрд грн. То есть деньги можно было тратить уже в ноябре и даже раньше, когда были разблокированы большие и гарантированные перечисления в бюджет от НБУ. Почему тянули до последнего — большой вопрос к эффективности национальной бюджетной системы.

Начался новый год — год надежд на лучшее, а пока ничего не меняется. В январе НДС не возмещался вообще, а в первые дни февраля в финансовой системе появились большие суммы возмещения — и снова колебания на валютном рынке.

Как бизнес уже много лет ждет своевременного возмещение НДС, так и финансовая система очень хочет увидеть ритмичное равномерное возвращение этого налога, чтобы на рынке не было лишних источников нестабильности.

Инфляционный результат января (1,1% за месяц) хоть и выглядит ускорением инфляции, однако он был ниже ожидания рынка и, похоже, ниже ожиданий самого Нацбанка. Сейчас инфляция составляет 12,6%, и НБУ имеет все возможности снизить ее в диапазон 8% ± 2% в конце 2017 года.

Если же инфляция будет выше цели, в том числе из-за недостатков бюджетной политики, НБУ придется отказаться от смягчения монетарной политики, что поддерживает экономический рост, которым так любят щеголять в правительстве. Надеюсь, понимание этих взаимосвязей будет учтено в бюджетной политике правительства.

Источник: Экономическая правда