Шевченко: Продажу Укргазбанка, возможно, придется перенести

Шевченко: Продажу Укргазбанка, возможно, придется перенести
Кирилл Шевченко , глава правления Укргазбанка
После национализации ПриватБанка государство заняло доминирующую долю на банковском рынке. Помимо Привата, правительство владеет Ощадбанком, Укрэксимбанком и Укргазбанком. В планах - масштабная приватизация этих финучреждений. Исходя из заявлений Минфина, первым в частные руки перейдет Укргазбанк, причем продажа должна состояться уже в 2017 году. LIGA.net поговорила с председателем правления этого банка Кириллом Шевченко о том, состоится ли сделка, кому она интересна, и чем Укргаз сегодня отличается от других госбанков
 
Частная история

- Министр финансов Александр Данилюк в интервью Лиге подтвердил, что ожидает продажи Укргазбанка в этом году. А как вы оцениваете готовность банка к сделке?
Еще в феврале прошлого года тогдашний министр финансов Наталья Яресько представила Кабмину стратегию работы государственных банков. Там было написано, что государство планирует полностью или частично выйти из капитала Укргазбанка до конца 2017-го. Но в конце прошлого года после национализации ПриватБанка ландшафт банковского рынка сильно поменялся. В связи с этим стратегию госбанков в целом нужно пересматривать. Что касается нас, то я разделяю точку зрения правительства и Минфина - в капитал Укргазбанка разумно привлечь инвестора. Скорее всего, это будет кто-то из числа международных финансовых организаций (МФО)  - ЕБРР, МБ, МФК. И пока речь идет лишь о покупке миноритарной доли в банке. Но сроки вхождения в капитал, возможно, придется перенести.
 
- Частных инвесторов Укргазбанк не интересует?
Посмотрите, какой сейчас аппетит на украинский риск. По сути, он есть только у международных финансовых организаций. Так что говорить о полной продаже Укргазбанка можно будет лишь после того, как у нас появится партнер в лице какой-то из МФО. Но у частных инвесторов тоже есть интерес. По крайней мере, сегодня он выше, чем год назад. И некоторые потенциальные инвесторы даже направляли письма о своих намерениях.
 
- Сколько сегодня может стоить Укргазбанк?
Стоимость любого банка рассчитывается по стандартному алгоритму, учитывающему качество активов и уровень капитализации. В конечном счете, стоимость выражается в каком-то коэффициенте к капиталу. Сложно сказать, на какую цифру выйдет собственник, но, думаю, это как минимум номинал.
 
- А какой смысл вообще покупать банк, сильно завязанный на госсекторе? Сегодня госкомпании обслуживаются здесь, а завтра они уйдут в Ощад, Приват или Укрэксим.
А мы не так сильно зависимы от госсектора, как вы думаете. Конечно, крупнейшие госпредприятия - это наши клиенты, они держат у нас деньги и кредитуются. Но на сегодняшний день доля госсектора в активах Укргазбанка, то есть в нашем кредитно-инвестиционном портфеле, находится в пределах 30-40%, а в пассивах - всего 20-30%. И доля NPL (кредитов, которые не обслуживаются - Ред.) в госсекторе - 0%.
Я считаю госпредприятия хорошими заемщиками. Во всем мире коммерческие банки выстраиваются в очереди, чтобы прокредитовать понятную им госкорпорацию. И в Украине частные банки могут тоже конкурировать с нами за этих заемщиков на открытых тендерах. Поэтому потенциальный покупатель Укргазбанка одномоментно получит доступ к качественным госкомпаниям. Это как раз то, за что инвестор готов платить.
 
- Вас, как и глав других госбанков, считают человеком, назначенным по политическим квотам коалиционных сил. Зачастую, исходя из этих квот, к вам и приходит на обслуживание то или иное госпредприятие. Но что получит частный инвестор в случае покупки Укргазбанка?
Это полная ерунда. У каждого госпредприятия есть руководитель, который несет ответственность за результаты хозяйственной деятельности. И с него потом спросят. В период банкопада госпредприятия, по данным Фонда гарантирования, потеряли более 19 млрд грн. Любой руководитель будет в таких условиях думать о том, в каком банке лучше обслуживаться.
 
- У нас недавно вышла статья о том, как руководство госпредприятия Украэрорух в обход рекомендаций Мининфраструктуры завело в Платинум Банк 400 млн гривен накануне его банкротства. Вряд ли они думали о результатах хоздеятельности. 
Я знаю этот пример, так как часть денег Украэроруха, ушедших в Платинум Банк, переводились с наших счетов. Но давайте не будем огульно обвинять людей. Я думаю, что такие примеры уже заканчиваются.
 
- В 2014 году Укргазбанк потерял 800 млн грн в обанкротившемся Брокбизнесбанке. Были у вас еще такие случаи после этого?
Нет, мы даже из Дельта Банка успели забрать свои деньги.
 
- Доля госбанков по отдельным направлениям, как вы сами утверждаете, составляет теперь до 70%. Как это скажется на конкуренции с частными финучреждениями и непосредственно между госбанками?
В частном секторе принято считать, что обслуживание госпредприятий в госбанках - это плохой тон, нарушение конкуренции. Зато никто не говорит, что когда собственник частного банка кредитует свои же бизнесы - это тоже плохо. Но если бы на рынке не было конкуренции, то госбанки сидели бы себе спокойно и печатали платежки на матричном принтере. Согласитесь, за последние годы мы сделали огромный технологический шаг вперед. Что касается конкуренции между госбанками, то здесь как раз и нужна стратегия, чтобы понять, кто в какой нише работает.
 
- В начале года госбанки синхронно снизили ставки по депозитам. Это конкурентное действие или сговор?
Не было такого, чтобы мы сели и договорились. И не было одномоментного снижения. Кроме того, если посмотрите на текущий уровень ставок госбанков, то он у всех разный.

З повною версією інтерв’ю можна ознайомитися за посиланням